«Сказка» о посольстве боярина Бутурлина

 

В прошлом во 1162-м (1653) году по указу блаженыя памяти Великого государя, царя и Великого князя Алексея Михайловича всея Великия, и Малыя, и Белыя Росии самодержца посыланы для его Государевых дел к гетману к Богдану Хмельницкому боярин и наместник Тверской Василей Васильевич Бутурлин с товарыщи. И под его, Великого государя, высокодержавную руку привели Богдана Хмельницкого и Войско Запорожское в подданство.

А как они, боярин Василей Васильевич Бутурлин с товарыщи, приехали к Москве и были :у Великого государя у стола, и им сказывал скаску думной дияк Алмаз Иванов такову:

Ближней государев боярин и наместник Тверской Васи­лей Васильевич Бутурлин с товарыщи! Великий Государь царь и Великий князь Алек­сей Михайлович всеа Великия, и Малыя, и Белыя Росии са­модержец велел вам говорити: по нашему государскому повелению были есте на на­шей государской службе у Богдана Хмельницкого, гетма­на Войска Запорожского и у всего Войска Запорожского для наших государских и зем­ских великих дел. И будучи у гетмана нам Великому государю служили нашею государскою милостью ево гетмана и Войско Запорожское обна­дежили. И гетман нашей го­сударской милости обрадовал­ся и говорил, что он со всем Войском Запорожским нам, Великому государю, служить и прямить, и за наше госуда­рево многолетное здоровье головы свои складывать ради.

И веру нам, Великому госу­дарю, учинить и во всем по нашей государевой воле бысть готов. Да гетман ж говорил вам и полковников присылал, чтоб за нас, Великого госуда­ря, и вам боярину нашему Василию Васильевичю с то­варыщи учинить вера на том, что их гетмана и Войско За­порожское польскому коро­лю не выдать, и за них сто­ять, и вольностей их не нару­шать. Да и польские де корали поданным своим всегда присегают же. И вы, боярин наш Василий Васильевич с то­варыщи, служа нам Велико­му государю, гетману говори­ли с полковники приказыва­ли, что в Московском госу­дарстве прежним Великим го­сударем царем и Великим князем росийским предкам нашим веру учинили, так и нам Великому государю всем государством веру чинят, наши государские подданные на том, что им служить, и радеть, и прямить, и всякого добра хотеть. А тот, чтоб за нас, Великого государя, кому вера чинить николи не быва­ло и впредь не будет, потому что повинен веру давать вся­кой поданой государю свое­му. А у предков наших у бла­гочестивых Великих государей царей и Великих князей всеа Русии самодержцев, так у нас Великого государя того ни­коли не бывало, что за нас Великих государей давать вера подданным и они б то не­пристойное дело отставили и у гетмана и у полковников то отговорили; и милостию Божию и Пречистыя Богоро­дицы помощию и заступле­нием московских чюдотворцев и всех святых, а нашим государским счастием, гетмана Богдана Хмельницкого и писаря Богдана Выговского, и обозничего, и судей, и ясоулов войсковых, и полковни­ков в Переславле под нашу Государеву высокую руку при­няли и к вере их привели на том, что быти им под нашею государевою высокою рукою с городами и землеми наве­ки неотступным и служити, и прямити, и добра хотети нам, Великому государю, и царице нашей, и царевнам на­шим, государским детям, ко­торых нам Великому госуда­рю впредь Бог даст, обещали и во всем быти по нынеш­ней государской воле. А как гетман, и писарь, и полков­ник нам, Великому государю, веру учинили, и вы наше го­сударево жалованье гетману — знамя, и булаву, и ферезию, и шапку, и соболи дали. А приехав в Киев, посылали х киевскому митрополиту Селиверсту Косову и Северскому архимандриту Иосифу Тризне, чтоб они прислали к вере шляхту и слуг дворовых своих людей, и мещан, кото­рые у них живут, и митропо­лит и архимандрит, шляхту и слуг, и дворовых своих людей к вере прислать не хотели и стояли о том упор­но, а говорили митрополит, которые де шляхты и слуги, и дворовые люди у них есть и те люди вольные и нам, Великому Государю, присягати и им не годитца. И вы митрополита и архимандри­та уговорили и на то навели, что они шляхту и слуг, и дво­ровых своих людей к вере прислали. И милостию Божиею, а нашим государским счастием Великое княжество Киевское и Пёчерской монастырь и в нём церковь Успения пресвятые Богородицы, которому она Владычица сама была строительница, и святыя Пещеры преподобных отец Антония и Феодосия, в которых многие святых теле­са в нетлении почивают, при­няли и в городе Киеве сотни­ков и ясоулов, и атаманов, и казаков, и митрополичьих шляхту, и слуг, и дворовых людей, и мещан, приняв к вере привели. Так ж и Чер­ниговское Великое княжест­во и город Нежин со всеми людьми под нашу государе­ву высокую руку приняли ж. А иные войска Запорожско­го городы и места принимать и людей к вере приводить розсылали стольников и дворян и все учинили по нашему го­сударскому указу. И им Ве­ликий государь наше царское величество за те ваши мно­гие службы жалуем вас на­шим государским жалованьем:

Тебя, боярина нашего Василья Васильевича дворечество с путем, да шуба отлас золотной на соболях, кубок се­ребрян золочен с кровлею, да 4 сорока соболей ж, да к пре­жнему денежному окладу придачи 150 рублев. А тебя окольничего Ивана Васильеви­ча: шуба отлас золотной на соболях, кубок серебрян зо­лочен, 2 сорока соболей, де­нежные придачи 70 рублев.

Тебе, думному дьяку Лариону Лопухину: шуба отлас зо­лотной на соболях, кубок серебрян, 2 сорока соболей».

 

Журнал «Родина», № 8/1999. Текст отсканирован автором сайта